2–9 сентября 2018 года
Аккредитация
Template "" was not found.
Проводник
Пресса о нас
Фотоальбом
ГлавнаяПресс-центрСтатьи
"Киношок": Почему документальное кино лучше игрового?

"Киношок": Почему документальное кино лучше игрового?

19 Сентября 2009

Председатель жюри конкурса "Неформат", режиссер Павел Печенкин и член жюри конкурса короткометражных фильмов "Границы шока", режиссер Алексей Федорченко запросто говорят с нами.

Полит.ру: От чего вас оторвал Киношок?

Алексей Федорченко: "Киношок" оторвал меня от жесткой депрессии, в которой я с удовольствием находился две недели. А вот сейчас, в хорошем настроении нахожусь здесь на морском побережье. Я заканчивал картину. Нахожусь в простое сейчас, четыре месяца. Это будет необычная картина по сценарию Дениса Осокина, писателя из Казани. В главных ролях Юрий Цурило, Глеб Сергеев, Сухоруков Виктор и Юлия Ауг. Фильм-реквием. Прощание с любимым человеком. Если все сложится, закончим в этом году.

Павел Печенкин: Пермь, как вы знаете, была объявлена недавно культурной столицей России. Я присутствовал при этом. И уехал в шоке. (смеется) Оторвался от шока и в другой шок погрузился. Жизнь сейчас в Перми пестрая, интересная, напряженная. Соответственно, новые возможности открываются. Все начинают думать – как я раньше жил и как буду жить в будущем. Могу ли я соответствовать требованиям? И вообще правильно ли эти требования формулируются? В общем, такая концептуально интересная жизнь с точки зрения смыслов. А что касается моей деятельности – фестиваль сейчас на носу. Это главное событие года в киножизни Перми. С 15 по 21 октября в Перми будет проходить кинофестиваль документальных фильмов Флаэртиана. Это девятый год – девятый фестиваль. Нынче на фестивале много необычных проектов, которые напрямую к фестивалю не имеют отношения, т.е. к конкурсной программе, но имеют отношение к встраиванию документального кино в жизнь человека, который может смотреть его теперь в Интернете. Раньше я был уверен, что Интернет – это прибежище людей, который в клиповом мышлении пребывают и между собой только тусуются. Нет, оказалось что, за короткое время на проекте "Флаэртиана-онлайн" (там выложено около 80 документальных фильмов) побывало уже 20 тысяч зрителей. Для меня это открытие этого года. Я не думал, что Интернет – это такая серьезная штука для документального кино. Это очень приятно. Второй проект "ВУЗ-Флаэртиана"  – примерно в одиннадцати высших учебных заведениях Перми смотрели фильмы из архива Флаэртианы и составляли собственную концепцию, сами отбирали фильмы. Они сами пишут аннотации, затем организуют просмотры за неделю до начала фестиваля и, самое главное, обсуждения. Жюри в большом количестве будет все это смотреть и оценивать. Это момент святой для меня, когда документальное кино встраивается в систему образования. Высшего, для начала.

Полит.ру: А что нужно сделать для того, чтобы документальное кино жило?

П.П.: Медиаобразование в школах. Категорически совершенно. Однозначно. Это всем понятно, всем ясно. Почему этого нет - непонятно.

Полит.ру: Если бы вас привлекли к этому делу, как бы вы могли это описать в двух словах?

П.П.: Разработанный специалистами курс образования. У нас сейчас одна в стране кафедра медиаобразования в Таганроге.

Полит.ру: То есть. если бы вас привлекли, вы бы поучаствовали?

П.П.: Безусловно, на правах специалиста, консультанта. У нас есть свои методики наработанные. С большущим удовольствием. Я считаю, что это самое важное сейчас, что нужно для развития кино в России.

Полит.ру: А с чем связано, что Пермь вдруг так энергично стала проявлять себя?

П.П.: Что касается меня, я родился в Пермской области и институт закончил в Перми. Для меня Пермь - органичный город. Городские власти поняли, что надо решать проблему устройства мегаполисов, а поскольку не так далеко от нас находится мощный экономический и политический центр – Екатеринбург, в этом смысле, больше нечего ловить, то в связи с этим возникли какие-то другие мысли – сделать культурную столицу России. Мне это очень нравится. Я руками и ногами за это. Это такая наглая идея, но симпатичная очень.

Полит.ру: Как вы относитесь к политике?

П.П.: Я в свое время снял фильм, пять миллионов зрителей получил, но это был 1991 год. Боевик, Плохой фильм,  я его не люблю смотреть. Это была эпоха кооперативного кино. Тогда я говорил, что политика – грязное дело. Наверное, с тех пор политика не перестала быть грязным делом, но я понимаю, что другого варианта развития общества нет, некий консенсус между властью и гражданским обществом необходим. Без этого не будет ни государства, ни страны, ничего. И я думаю, что я не одинок в этой точке зрения и поэтому если люди читают книжки, если культура не зависит от степени развития экономики –тогда мне все это нравится.

Полит.ру: Алексей, а вы как относитесь к политике?

А.Ф.: Надеюсь, что наши пути с ней не пересекутся. Я думаю, что Флаэртиану надо переименовать в Печенкиаду. Кто такой Флаэрти? А Печенкина знают все. Раз Пермь – культурная столица, у Печенкина должен быть свой фестиваль. Должен отдать свой бюст фестивалю.

П.П.: В обществе нет согласия. У меня ощущение, что Москва стала очень тесным городом. Это было всегда, но теперь особенно. Москва как пылесос засасывает все, деньги и людей. А эти люди способны создать собственное пространство, собственную модель общества. В Москве все не уживаются, у меня ощущение такое, что надо дрейфовать в сторону России.
У меня есть пермская синематека. Это получилось органично, когда  пришел на пост генерального директора "Пермькино" так называемого, тогда был прокат региональный как у всех областных центров. И по наследству от советской власти нам осталось 13 000 копий. С бессрочным правом использования. Соответственно есть фильм "Тарзан" 34 года или "Ашик Кериб" – копии есть такие, муха на которых не сидела, Бергман, Тарковский. Запас был сделан в советское время. Одним киномехаником. Был такой клуб работников госторговли, он был очень умный и начитанный человек. Он брал копии, которые никто не показывал. Этот один человек в Перми создал такую ситуацию, при которой я, например, мог посмотреть несколько раз Андрея Рублева, Бергмана и тд и тд. И потом оказалось, что эти фильмы смотрели многие люди, которые ответственны за какие-то конкретные решения уже сейчас. Этот образовательный ресурс – и он должен быть реализован. А теперь в условиях законов об авторском праве реализация возможна только в рамках синематеки, организации которая занимается образовательной деятельностью, просветительской деятельностью. Естественно, государство должно в это вкладывать деньги. Это деньги не для прокорма чиновников, а для реализации проекта синематеки, образовательного и просветительского проекта.

Полит.ру: Как это устроено?

П.П.: У нас шесть залов маленьких от 25 до 65 мест, в год бывает 60 000 зрителей, в основном школьники, студенты, интеллигенция. В месяц, бывает, показываем до 200-хсот фильмов, ни один коммерческий кинотеатр не может себе этого позволить. Небольшая стоимость билетов – если в обычных кинотеатрах – 180-200, 250 рублей. У нас – 30, 50, 70, 100. Есть главный редактор, который готовит программу, он преподает историю кино в вузах. На хорошем уровне все. Кто ищет нас, тот найдет всегда. Есть место, есть программа. Люди приходят, люди встречаются. Показывают те фильмы, что сами снимают. То место, та поляна, на которой растет кино.

Полит.ру: Какие фильмы из последних, просмотренных вами, вы бы отметили?

А.Ф.: Я посмотрел несколько очень хороших фильмов. Посмотрел "безмолвный свет" Карлоса Рейгадаса, "Ты живущий"  (Рой Андерссон),  румынские фильмы "Смерть господина Лазареску" (Кристи Пуйю), и Кристиана Мунгиу "Четыре месяца, три недели и два дня". Как ни странно, фильм "Бруно" очень понравился. При продаже билетов наши кассиры говорили – не ходите, вам это не нужно, это аморальный пошлый фильм. Актер гениальный и само хулиганское решение очень симпатичное.

Полит.ру: А Тарантино нового не смотрели?

А.Ф.: Пока нет

П.П.: У нас главный редактор смотрел. Сказал, что это худшее кино, которое он смотрел в своей жизни.  Говорит посмотрел самый плохой фильм в своей жизни, вот и хорошо. Мне не жалко 180 рублей, зато теперь я знаю какой фильм -  самый плохой. Встречаемся на следующий день – он говорит – ты знаешь - я посмотрел еще один фильма –так он еще хуже.

Полит.ру: Алексей, расскажите о фильмах, которые задумали.

А.Ф.: Называется "Небесная жена луговых мари". Сценарий Дениса Осокина, 22 новеллы о марийских женщинах. От минуты до восьми минут. На марийском языке. Волшебный. Эротический. Новеллы в разных жанрах. Съемки прописаны под Марий Эл, Моркинский район, где снимался фильм "Шошо".Настолько я полюбил этот мир, по-настоящему волшебный, жрецы и колдуны и сейчас там живут. И это чувствуется. Очень хочу эту картину снимать. Вообще. у меня пять сценариев один лучше другого, но они настолько не похожи на всё, что скорей всего не пройдут Госкино.

Полит.ру: Мне кажется, как только ты чем-то загорелся, то сразу тебе и объяснят, что это - мимо кассы

А.Ф.: Главное не поддаться на общие уговоры и самому не поверить, что это мимо кассы.

П.П.: Я то считаю что будущее -  за документальным кино, потому что Голливуда у нас не будет никогда. А документальное кино – оно точно, оно социально, оно конкретно и оно гораздо ближе нашему зрителю. На фоне того, что идет сейчас в прокате нужно задаться вопросом – для кого мы снимаем? Мы снимаем для нормальных людей. У меня один знакомый бизнесмен, посмотрев два дня фильмы на фестивале, сказал – знаешь –ощущение такое, что я побывал в нормальной стране! Ради этого и стоит работать. Выхода другого нет. По крайней мере я его не вижу.

А.Ф.: Самый плохой документальный фильм на порядок лучше самого плохого игрового. Потому что – он хотя бы  документ.

П.П : А пока у нас понятие о кино такое - детей недавно спросили – кто главный в кино после режиссера  - дети ответили – ведущий!


Полит.ру



Вернуться к списку