2–9 сентября 2018 года
Аккредитация
Template "" was not found.
Проводник
Пресса о нас
Фотоальбом
ГлавнаяПресс-центрСтатьи
Такая в любую форточку пролезет

Такая в любую форточку пролезет

21 Сентября 2009

Завершившийся в Анапе 18-й фестиваль кино стран ближнего зарубежья обнаружил явное превосходство неигрового "неформата" над игровым. Чуткие к перемене ветра кинокритики впервые за все годы существования "Киношока" вручили "Слона" от лица своей гильдии документальному фильму – "Революция, которой не было" Алены Полуниной с формулировкой: "За художественную беспощадность к оппозиции и ее противникам".

Одна из главных проблем кинофестиваля, собирающего фильмы бывших советских республик, – проблема отбора. По какому принципу формировать программу – по эстетическому или региональному? Если по первому, тут же возбудятся национальные амбиции и разгорятся обиды. "Почему взяли фильм из Оранжеландии и не взяли наш, который ничуть не хуже?!" – возмутятся представители Желтоландии. "Неужели среди двадцати картин, выпущенных в нашей Фиоландии, вы не смогли найти ни одной достойной вашего конкурса?!" – скажут фиоландцы. "Наш фильм завоевал главный приз на Берегу Слоновой Кости, а вы его даже вне конкурса не показали!" – воскликнут черноландцы. И разгорится небольшая межрегиональная война.

Не будет мира и в том случае, если отбирать по правилу "одна республика – один фильм" или по процентной норме. Тогда застонут главные фестивальные зрители, то есть киножурналисты, – по той простой причине, что просмотр большого количества скверных фильмов портит вкус и вреден для морального здоровья. Единственный выход из положения – привлекать на фестиваль как можно больше совместных картин. Если в конкурсе сойдутся российско-казахстанско-грузинско-литовская, украинско-молдавско-таджикско-эстонская, армяно-туркмено-кирзизско-латвийская и азербайджано-белорусско-узбекская ленты, то и обид будет куда меньше и может возникнуть Большой Усредненный Стиль, в наибольшей мере соответствующий культурным мирам, образовавшимся на постсоветском пространстве. К этому, похоже, и идет – копродукционных изделий в нынешней программе было немало.

Большое жюри фестиваля столкнулось со сложной проблемой – в игровом конкурсе не оказалось значительных произведений.

"Мелодия для шарманки" Киры Муратовой, стилизованная под рождественские открытки начала ХХ века с бедными замерзающими сиротками, – наиболее безупречная с формальной точки зрения, но не открывающая новых горизонтов картина: несчастные дети и равнодушный взрослый мир с галереей фирменных муратовских чудаков. "С черного хода" Станислава Митина – ретро о любви между учеником и учительницей, выполненное в архаичном позднесоветском стиле, причем с неточно расставленными этическими акцентами: как можно не замечать, что от подобных романов пахнет педофилией? "Граница" Арутюна Хачатряна – затянутый до полутора часов короткометражный сюжетик про корову, что ненароком перешла армяно-азербайджанскую пограничную линию и погибла при возвращении на родную землю.

"Песнь южных морей" Марата Сарулу замышлялась как комедия о сожительстве людей разных национальностей в одном казахстанском поселке, но, увы, комическое начало с заостренной бытовой лексикой перешло в тяжеловесную середину с ретроспекциями а-ля рюс и скатилось к невнятному концу. "Келин" Ермека Турсунова компрометирует себя тем, что упорно делает вид, будто незнаком с "Легендой о Нараяме". И так далее.

Предпочтительнее всех в конкурсном ряду выглядел, пожалуй, "Другой берег" Георгия Овашвили о путешествии мальчика из Грузии в отделенную от нее кордоном Абхазию, но ему не хватило выверенного финала.

Понятно, что на таком фоне особенно выигрышно смотрелись актуальные неигровые ленты – такие, как "Аритмия" Светланы Стрельниковой: о враче, который чувствует нереализованность в профессии и пытается найти параллельное занятие. "В ожидании Вано" Ольги Дарфи – своего рода видеодневник ее поездки из России в Грузию после российско-грузинской войны, характеризующий перемены в сознании двух наций. "Фрицы и блондинки" Арбо Таммиксаара – провокационный фильм о прибалтийских актерах, которые играли в советских фильмах нацистов. И, конечно, "Революция, которой не было" Алены Полуниной, где в прямом жестком свете показана нацболовская оппозиция, и в отраженном, но не менее жестком – российская власть. "Хорошо бабам снимать такие фильмы, – заметил, окинув худенькую Полунину ревнивым взором, массивный режиссер, – во-первых, с такой фигуркой она в любую форточку пролезет. А во-вторых, мужика с видеокамерой фиг бы куда пустили…"


Виктор Матизен



Вернуться к списку