2–9 сентября 2018 года
Аккредитация
Template "" was not found.
Проводник
Пресса о нас
Фотоальбом
ГлавнаяПресс-центрСтатьи
Как "Тихий Дон" стал красным

Как "Тихий Дон" стал красным

25 Марта 2014

В воскресенье в Анапе завершился фестиваль стран СНГ и Балтии, больше известный как "Киношок". Одну из самых престижных наград — приз за честь и достоинство в профессии — получил Виктор Мережко, сценарист знаменитых фильмов "Родня", "Полеты во сне и наяву", "Здравствуй и прощай", "Уходя — уходи", "Курочка Ряба". А впереди — новые работы.

Виктор Иванович, приз, который вы держите в руках, называется "Госпожа удача". Вам в жизни везло?

— Главная моя удача — это, что я родился у мамы и папы. У воронежской крестьянки Александры Ефимовны Гончаровой и донского казака Ивана Севастьяновича Мережко. Второй моей удачей стало то, что Бог послал мне в жены любимую женщину Тамару, которая подарила мне горячо любимых детей — Ивана и Марию. Тамары, к моему горю, уже нет в живых. Ну и третья удача моей жизни — это то, что мне повезло после нелегких поисков найти замечательную профессию. Я стал сценаристом, а потом освоил актерское дело и режиссуру.

Верю в судьбу. Но судьбу делает сам человек. Если ждать случая, то можно до 80 лет просидеть на пне и ничего не добиться. Нужно стремиться реализовать себя, свои способности. А для этого надо работать каждый день и час. Человек работающий живет долго и счастливо.

— Вы написали 63 сценария для кино и 18 пьес для театра. А еще были сценарии для мультфильмов, телепередачи, организованная вами вместе с Юлием Гусманом премия "Ника", фестиваль "Киношок", который вы возглавляете уже 22 года. Огромный массив трудов и дел...

— Я это иначе чувствую. Я не проворачивал массу дел, а писал — как дышал. Уж извините за высокопарность. Человек я абсолютно не азартный. Не умею, например, играть в карты. Не умею увлекаться женщинами так, чтобы забывать себя, свое дело. Много чего не умею. Но я умею и люблю работать. Сейчас на "Киношок" не взял с собой ноут-бук, так по вечерам сижу в номере и не знаю, чем заняться. Ну, почитал газеты, купил сборник Александра Вампилова — моего любимейшего драматурга, не уступающего, как мне кажется, в гениальности Чехову, прочитал его. А в голове торчат два собственных сюжета, которые просятся на бумагу. Приеду в Москву — немедленно брошусь писать.

— Ни дня без строчки?

— У меня другой девиз: ни дня без пяти страниц. Бывает, в силу бытовой замотанности не работаю несколько дней. Потом ненавижу себя и всех вокруг. Безумно люблю писать. А в последнее время в мою жизнь вошла режиссура: за 10 лет я поставил девять фильмов, включая сериал "Сонька Золотая Ручка", который вызвал огромный резонанс.

— Не жалеете, что пришли в режиссуру так поздно?

— Жалею. Мне грех жаловаться не только на количество, но и на качество фильмов по моим сценариям. Но некоторые из них, думаю, я сам снял бы лучше. Так что благодарен продюсеру Юрию Мацюку, который сподвиг меня на это дело. В моей первой режиссерской картине "Новогодние мужчины" было полно профессиональных огрехов, но я скоро вошел во вкус. С чем это сравнить? С жарой на морском берегу. Ты окунаешься и не можешь насытиться прохладой морской воды.

— Говорят, вы скоро приступаете к своему десятому фильму, и это якобы что-то из ряда вон...

— Я написал сценарий 10-серийного телефильма, он называется "Красный Дон". Благодаря эпопее Михаила Шолохова "Тихий Дон" все знают, как прошлась по казачеству война гражданская, а вот о судьбах казачества во время Великой Отечественной войны мало что известно. Донские казаки, говоря современным языком, долго находились в оппозиции советской власти. Это и неудивительно: до революции они были оплотом царя и отечества. После революции их стали истреблять как класс, об этом есть соответствующий приказ Свердлова. Но когда на страну напали фашисты, казачество в своей массе забыло старые обиды и ушло воевать против захватчиков. Кавалерийские казачьи дивизии на лошадях и с саблями нередко шли против танков. Это драматичная, горькая и возвышенная страница нашей истории. О ней я и написал.

— Не боялись сравнений с "Тихим Доном"?

— Боялся. Поэтому сценарий давался мучительно трудно. Я перерыл гору исторической литературы, от корки до корки перечитал великий роман Шолохова, его замечательные "Донские рассказы", главы его неудавшейся, увы, книги "Они сражались за Родину", массу других источников. Переизбыток материала в какой-то момент даже стал мешать мне — я же писал не эпос, а историю двух хуторских семей: бывшего белого, ставшего красным, и бывшего белого, не принявшего советскую власть. На канале "Россия" с воодушевлением приняли первый вариант сценария, с ним познакомились и некоторые руководители казачества. Мне уже довелось услышать много комплиментов, в том числе и такой, что, дескать, я написал свой "Тихий Дон". Я, разумеется, на такие сравнения не претендую — лучше Шолохова написать нельзя. Но и очевидно хуже написать я тоже не имел права.

— Вы свою личную кровную принадлежность к Дону и донскому казачеству как-то чувствуете?

— В детстве я жил на Дону, позже работал инженером-технологом в издательстве "Молот" и с тех пор навсегда влюбился в эти края. Была в моей судьбе и Украина, село с поэтичным названием Русская Поляна. Там похоронены мои родители и брат с сестрой. Это тоже родные для меня и любимые места. Но когда я приезжаю на Дон — а год назад я снимал там свой сериал "Хуторянин", — у меня сердце буквально задыхается от счастья. Мне безумно нравятся запахи полыни, свист сусликов, степные панорамы. Дон действительно тихий, неторопливый, плавный. Но он бывает и мощный, бурливый — наш вечный, чистый тихий Дон. В нем отражена судьба России. Вот почему с такой страстью и требовательностью писал я свой сценарий, к постановке которого надеюсь приступить следующим летом.

— Вас не смущает, что канал "Россия" уже запустил новую экранизацию "Тихого Дона" в постановке Сергея Урсуляка?

— Мне кажется, что "Тихий Дон" и "Красный Дон" могли бы хорошо дополнить друг друга. Я могу только поздравить государственный канал с такими амбициозными планами. Хотя понимаю, что поднять их даже в чисто финансовом плане будет непросто. Мой "Красный Дон" — весьма затратная история. Надо строить хутор, концлагерь, шить сотни солдатских и казачьих мундиров, нужны танки, самолеты:

Что касается Сергея Урсуляка, то хоть он и вступает в русло, проложенное романом Михаила Шолохова и фильмом Сергея Герасимова, его ждет непростое испытание. Ему надо найти современных актеров, которые могли бы составить конкуренцию Петру Глебову, Элине Быстрицкой, Зинаиде Кириенко. Я буду рад, если Сереже это удастся. В моем сердце нет ни грамма ревности.


Леонид Павлючик



Вернуться к списку